Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж Алексея КОСТРОМЕНКО

Номер 3 (1149)
25.01.2013
НОВОСТИ
Культура
Юбилей
Вперед - в прошлое!
Спрашивайте - отвечаем
Образование
16-я полоса
Криминал
Спорт
Баскетбол

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 3 (1149), 25.01.2013

ОДЕССКИЙ РЕПЕРТУАР ВЛАДИМИРА ВЫСОЦКОГО

Одесские песни Владимир Высоцкий услышал еще мальчишкой в московских дворах. И одна из таких песен из разнообразного творческого наследия Леонида Утесова войдет и в его ранний репертуар. В домашних компаниях Высоцкий с удовольствием будет исполнять: "С Одесского кичмана Тургенева романа я вычитал хорошенький стишок. Как хороши стервозы, как нежны были розы, потом они истерлись в порошок...". Причем, исполняя ту песню, Высоцкий подражал голосовой манере незабвенного Леонида Осиповича Утесова. Кстати, позже два песенных гения познакомятся и даже какое-то время будут соседями.

А вот где и каким образом впервые мог услышать Высоцкий редкую песню Утесова? Уверен, что в 50-е годы прошлого столетия в домашних компаниях слушали так называемые пластинки "на ребрах", в том числе песню Утесова "С Одесского кичмана бежали два уркана...". Почему на ребрах, спросите вы? Да потому, что записать в 1930 году эту песню Утесову разрешили, а вот исполнять на концертах запретили. И можно было ее услышать только на правительственных концертах по просьбе самого товарища Сталина, который заказывал эту песню, видимо, вспоминая при этом свою лихую молодость. Рукописи, как и песни, не горят. Магнитофоны в советских семьях в 50-е годы только- только появлялись. И предприимчивые молодые люди брали использованные медициной целлулоидные пленки и поверх них записывали то, что официальные власти не приветствовали. Вот так появлялись пластинки на ребрах или на костях. Потому что, купив такой товар, на свет можно было увидеть чью-нибудь берцовую кость. Но это пока 50-е годы. Нельзя пройти мимо и не сказать о песне "На Перовском на базаре шум и тарарам, продается все, что надо: барахло и хлам..." на стихи одессита Зингерталя Льва Марковича. По предложению Высоцкого эту песню включили в спектакль Театра на Таганке "Десять дней, которые потрясли мир". Можно найти в раннем репертуаре Высоцкого и другие следы одесских песен, но лучше перейти к его собственным песням.

Первый одесский фильм, в котором снялся Высоцкий, это "Вертикаль". Но, как говаривал режиссер Станислав Говорухин, Высоцкого можно было и не снимать, главное, что нужен он был в картине, чтобы написать песни! Их в фильме прозвучит целых пять. Почти все они будут написаны в горах на съемках. Строчки некоторых из них разойдутся на цитаты. Причем их до сих пор используют журналисты, особенно в заголовках статей. Например, "Если друг оказался вдруг", "Здесь вам не равнина" - при этом содержание публикаций может носить совершенно не "горный характер", но лучше и сильнее цитаты, чем написал Высоцкий, не придумалось. Параллельно с фильмом "Вертикаль" актер Высоцкий снимается впервые в главной роли в фильме Киры Муратовой "Короткие встречи". Там же прозвучит и несколько песен. Причем опять редактура решит, что песен достаточно, что можно убрать, например, песню "Гололед". Если посчитать, сколько Высоцкий напишет для Одесской киностудии, а сколько захотят использовать, то написанное намного перевесит.

Просто перечислять все песни - занятие скучное, поэтому обратимся к истории создания одной из самых одесских песен: "В который раз лечу Москва-Одесса". Середина августа 1967 года. Высоцкий летит из Одессы в Минск, чтобы сняться в картине Турова "Война под крышами" и записать несколько песен. А в Одессу приезжает Людмила Абрамова, чтобы отметить с мужем 16 августа день своего рождения. Но так ли просто в разгар турсезона улететь на юг! На помощь Высоцкому в Минском аэропорту приходит стюардесса. И вот в полете на вырванном из чьей-то тетради листке, у поэта рождаются строки:

И вниз из поднебесья мне глядеть без интереса,

А прямо и вперед пускай глядит пилот.

Лечу я Минск-Одесса - пособила стюардесса,

Изящная, как весь гражданский флот.

На дворе - первая декада января 1968-го. Москва. Опять надо срочно в Одессу. Но все попытки улететь заканчиваются неудачей. "Метеоусловия не те", впрочем, эти строки из другой песни, и напишутся позднее. А сейчас Высоцкий пишет: "В который раз лечу Москва - Одесса, опять не выпускают самолет...", и уже в январе на одном из концертов эта песня и прозвучит. Причем станет почти программной в концертном репертуаре поэта. До нас дойдут свыше 60 фонограмм с исполнением этой песни. Запишет Высоцкий эту песню и на пластинку вместе с ансамблем "Мелодия" под управлением Гараняна.

В 1968-м в творческом багаже Высоцкого появится "Песенка о старой Одессе". Причем родится этот шедевр, когда артист будет сниматься в Сибири в фильме "Хозяин тайги". Из биографии Высоцкого больше известно, что тогда в Сибири он напишет "Охоту на волков" и "Банька по-белому". Съемки картины "Опасные гастроли" планировались на 1969 год. А вот о написании песен разговор с поэтом шел уже весной 68-го. Утверждение Высоцкого на роль Бенгальского шла очень тяжело. Режиссеру Хилькевичу приходилось упрашивать актеров, которые проходили кинопробы, чтобы они нарочно "запарывали" роль, т. к. в образе Бенгальского режиссер хотел видеть только Высоцкого. И пока Хилькевич "воевал с одесской киноредактурой" за участие артиста Высоцкого, поэт пишет: "Дамы, господа - других не вижу здесь...". Еще одна песня из этой картины - романс "Было так: я любил и страдал..." тоже родился в Одессе. По воспоминаниям Игоря Бору, Высоцкий при записи этой песни пел ее с листа.

Немного о морском цикле. Самое удивительное, но самая первая песня Высоцкого "Суров же ты, климат Охотский...", которая дошла до нас, носила морской сюжет. Тема песни незамысловатая и посвящена случаю, когда четверо моряков попали в открытое море и сумели выжить в течение 49 дней. Сам поэт серьезно к песне не относился и говорил, что в таком же ключе можно написать и про другое, "нужно лишь читать газеты и менять фамилии...". В 1965 году Высоцкий напишет песню "Корабли", строки которой станут пророческими. "Не пройдет и полгода, и я появлюсь, чтобы снова уйти на полгода..." - 25 января Высоцкий родился, а 25 июля его не стало.

Летом 1967 года Высоцкий очень много времени проводит в Одессе, т. к. идут съемки фильма "Интервенция", для которого поэт напишет несколько песен. Особенно интересна история с написанием песни налетчиков, в фильме ее исполнил Ефим Копелян. Дело в том, что существовали два куплета старой одесской песни 20-х годов. Текст знал режиссер Полока, дед и мать которого - одесситы. Полока рассказал об этих куплетах Высоцкому, и Высоцкий дописал еще два. Причем настолько стилистически было попадание, что, когда еще не были напечатаны официально тексты Высоцкого, во многих самиздатовских сборниках песню приписывали поэту целиком. И только в 1987 году, когда на экраны кинотеатров впервые выйдет в прокат фильм "Интервенция", появится возможность печатать тексты песен. И когда люди, причастные к подобным изданиям, увидят машинописный текст песни "Гром прогремел", где рукой Высоцкого будет написано, что два куплета "мое", два куплета "народное", ошибка с приписываемым текстом исчезнет.

Вернемся в жаркое лето 67-го. Дни, проведенные в нашем городе Высоцким, были заполнены не только киносъемками. В первую очередь это было общение с людьми. Например, друг Высоцкого моряк Олег Халимонов позже вспоминал, как поэт работал в это время над песней "SOS ("Уходим под воду в нейтральной воде..."). Например, Высоцкий спрашивал, как из-под воды подаются сигналы. Правда, в песне будет звучать "локаторы взвоют". А на замечание Халимонова, что локаторы не воют, считал, что в песне пусть лучше ошибка останется, зато накал не пропадет. Современники вспоминали, когда Высоцкий впервые пел в квартире легендарного капитана Гарагули, в том числе исполняя эту песню, то многие моряки не скрывали своих слез... С семьей капитана Гарагули Высоцкий будет общаться до самой смерти. И посвятит капитану и старшему другу не только песни, но и стихи. Например, летом 1969-го Высоцкий с Влади совершат круиз на теплоходе "Грузия" по Крымско-Кавказской линии, после чего Высоцкий напишет: "Был шторм, канаты рвали кожу с рук...", причем есть сведения, что впервые читал их в Одессе. Интересно, что в первых исполнениях будет следующий куплет:

Здесь с бака можно плюнуть на корму

Узлов немного, месяц на Гавану.

Но я хочу на палубу к нему,

К вернувшему мне землю капитану.

"Месяц на Гавану" - это случай, рассказанный Гарагулей, когда "Грузия" ходила на Кубу. А после возглавлявший кубинскую делегацию Рауль Кастро (родной брат Фиделя), был в гостях у семьи Гарагули на проспекте Шевченко. Песня "Был шторм" будет одной из самых любимых у Анатолия Григорьевича Гарагули. И Высоцкий иногда перед исполнением будет говорить, что песня посвящена легендарному капитану теплохода "Грузия".

Уже другому капитану, Александру Назаренко, будет посвящена песня "Лошадей 20 тысяч в машины зажаты...". Песня будет написана на борту судна "Шота Руставели" во время очередного путешествия по Черному морю с Мариной Влади.

А вообще, в путешествиях на судах Черноморского флота отдыхалось и писалось Высоцкому хорошо. Ведь капитаны судов окружали Высоцкого теплотой и вниманием. На судне "Аджария" в октябре 1968-го Высоцкий напишет песню "На судне бунт, над нами чайки реют...". Будет у Высоцкого и морская картина "Контрабанда" на Одесской киностудии, где прозвучит песня в дуэте с Ниной Шацкой "Жили-были на море...".

Немного коснемся и несостоявшейся работы Высоцкого - это фильм "Зеленый фургон". В 1970 году Высоцкий уже участвовал в радиопостановке по роману Казачинского. Поэтому, когда к нему обратился сценарист Игорь Шевцов с предложением написать для будущего фильма песни, Высоцкий с удовольствием не только согласился, но и захотел целиком влиться в эту работу - и как сценарист, и как режиссер. По воспоминаниям Владимира Мальцева, предполагалось использовать около 12 песен в фильме. Часть текстов должен был написать Высоцкий. Еще часть в предполагаемом фильме должна была прозвучать в исполнении Володи Мальцева с обязательным использованием старого одесского фольклора. А делал он это виртуозно и смачно. По предложению Мальцева первой на титрах должна была идти старая одесская песня "Ужасно шумно в доме Шнеерсона...". Высоцкий успел написать несколько стихотворных набросков, которые так и не успели прозвучать. Например, такое стихотворение:

Мы можем речь вести за что угодно,

Но не бери меня на это вот!

Где девочки? Маруся, Рая, Роза...

Их с кондачка пришлепнула Чека,

А я живой, я только что с Привоза,

Вот прям сейчас с воскресного толчка...

Мы лишь слегка пробежались по "одесской тематике" поэтического творчества Высоцкого. Потому как подробно написать и рассказать обо всех гранях "одесской поэтики" Высоцкого - дело целой монографии.

Александр ЛИНКЕВИЧ.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

По вопросам приобретения книг звоните по тел.: 649-656, 649-660