Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж Алексея КОСТРОМЕНКО

Номер 28 (1024)
23.07.2010
НОВОСТИ
Культура
Лето в городе
Юбилей
Читальный зал
История
16-я полоса
Криминал
Спорт

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 28 (1024), 23.07.2010

СЕКС "У НАС НА РАЙОНЕ"

Вуди Аллен.
"Из жизни "Большого Яблока"

(по пьесе "Централ Парк-Вест")

и "Тараканьи бега любви"

(по пьесе "Олд-Сейбрук").

Переводы Олега Дормана.
Постановщик - Михаил Чумаченко (Москва).
Сценограф - Григорий Фаер.
Одесский русский академический драматический театр.

ПОДГНИВШЕЕ "ЯБЛОКО"

Имя Вуди Аллена звучит как гарантия искрометного интеллектуального юмора. Это и побудило меня пойти в Русский театр на премьеру спектакля "Из жизни "Большого Яблока".

История погружает нас в личную жизнь героев. Но "погружает", наверное, не совсем точное слово, она самым бестактным образом в неё вторгается. Здесь нет никакой тайны, пикантности. На сцену высыпана кипа белья (о его чистоте в таких случаях говорить не стоит), и давай в нем копошиться, приправляя всё это юмором не лучшего качества. Персонажи вворачивают то там, то сям шуточки ниже пояса, что, по всей видимости, должно вызвать восхищение или хоть удивление зрителя такой смелостью.

Но если уж говорить о зрителе, то здесь он - в отличие от фильмов Вуди Аллена - не получает ни намеков, ни аллюзий, чем так примечателен этот мастер. Тут всё прямо. В лоб. Шутка кажется неудобоваримой? Ничего, сделаем вид, что это героиня нуждается в объяснении. Разложим всё по полочкам: кто? с кем? когда? как? Зачем зрителю ещё что-то обдумывать после спектакля? Вот тебе яблочко, вот к нему блюдечко, и каемочка поярче.

Неужели в этом спектакле выставляются напоказ истинные проблемы, болезни общества? Где здесь реальный человек? Кому-то всё-таки хочется думать, что спектакль обнажает действительность, показывает людей такими, какие они есть... Но кто они? Кто эти красотки "без комплексов" и ловеласы без башни? Не более чем стереотипы, вобравшие в себя разнообразные надуманности.

Но вот, как только я собралась всё это написать, встречаю женщину в лифте:

- В Русском театре такие шикарные премьеры по Вуди Аллену. Сходите обязательно.

- Вам понравилось?

- Это что-то! Как они ругаются!

Как по мне, в городских трамваях и двориках ругаются куда более интересно и вдохновенно. Потому что люди - настоящие.

Анастасия БАБАК,
студентка ОНУ им. Мечникова.

ТРУДНОСТИ ПЕРЕВОДА

Встреча с двумя пикантными комедиями Вуди Аллена постигла одесских театралов, не убоявшихся жары и духоты, а также предупреждения, что детей с собой брать не следует - ввиду вышеупомянутой пикантности.

Режиссер-постановщик из Москвы, известный педагог, профессор РАТИ Михаил Чумаченко перед премьерой рассказывал о том, как делал ксерокопию сборника пьес, как в первый раз опоздал к поезду, которым собирался передать тексты в Одессу, а затем, не полагаясь на удачу, перепоручил это дело своим студентам... Между тем от этой затеи его могло остановить одно веское соображение. А именно - трудности перевода.


Увы, со сцены нашей русской драмы остроты знаменитого голливудского насмешника воспринимаются с трудом, словно двусмысленности какого-нибудь весьма кассового, но малоодаренного Рея Куни. Тут дело даже не в том, что Вуди Аллену изменила его харизма. И халтурщиком он отродясь не был. Да и зачем? Аллен зарабатывает на своих фильмах, театр в его жизни - скорее для души занятие. Тем более, что в пьесах речь идет о чувствах и слабостях не просто средних американцев, а жителей его любимого Нью-Йорка, "Большого Яблока"...

Из трех пьес, изданных отдельным сборником в 2003 году (перевод на русский язык был сделан в 2005-м), в Одессе приняли к постановке две; третья, "Риверсайд Драйв", осталась за кадром внимания. Конечно, нашему зрителю эти названия районов Нью-Йорка особо ни о чем не говорят. Да вряд ли и сам режиссер до тонкостей постиг, чем отличаются или в чем сходны супружеские измены жителей того или другого района. Между тем тут есть какой- то интерес, ускользнувший, понятное дело, от авторов спектакля и его потребителей.

Вряд ли заново придуманные названия для спектаклей выглядят заманчиво. "Централ Парк-Вест" идет под названием "Из жизни "Большого Яблока", ну ясно, нет для постановщиков разницы, что "у нас на районе", что в большом городе в целом. "Олд-Сэйбрук" решили дать под названием "Тараканьи бега любви" - еще хуже, тараканофобы очень недовольны и удерживаются от приобретения билетов.

И снова к вопросу о трудностях перевода. К сожалению, перевод избранных пьес Вуди Аллена, осуществленный Олегом Дорманом, даже специалистами признан неудачным. Вот что пишет литературный обозреватель Василий Максимов: "По прочтении книги возникает единственная претензия - к качеству перевода, который откровенно слаб и порой напоминает подстрочник. Английский текст настолько просвечивает из-под русского, что иногда теряется смысл реплик героев, а знаменитый вуди-алленовский легкий юмор настолько прибавил из-за перевода в весе, что осмысливается зачастую не сразу". Речь идет именно о сборнике из трех пьес, две из которых поставлены в Одессе.

"Терпеть не могу русские пьесы. Ничего не происходит, а деньги дерут как за мюзикл", - говорит герой пьесы Вуди Аллена "Олд-Сэйбрук". В предложенных вниманию зрителей двух спектаклях уж точно ничего не происходит, все произошло раньше, все измены, все интриги, просто на глазах у публики герои выясняют подробности...

Да в каких выражениях!

"Помимо секса у нас были сугубо платонические отношения"...

"Если тебя это утешит, предварительные ласки были очень короткими"...

"В душе я всегда оставалась твоей сестрой" (это говорит сестра героини, она же любовница ее мужа).

Все это настолько плоско, настолько не вяжется с умницей Вуди Алленом... Режиссер утверждает, что драматург в личной беседе (!) фактически отказался от будущих авторских отчислений, но тут впору вчинить иск о дискредитации!

Режиссерское решение, прямо скажем, исполнено безыскусной простоты. Возникает закономерный вопрос: неужели для всего этого пришлось приглашать постановщика из Москвы? Любой актер смог бы развести подобные мизансцены: вот сидит жена, вот к ней приходит подруга, а тут и муж подоспел... Хотя упрекать ли Михаила Чумаченко за его индифферентную, но при этом достаточно добротную режиссуру, после того ужаса, который вызвала, слава Богу, снятая со сцены "Бродвейская история", поставленная американцем Нилом Флекманом? Если уж коренной американец не в состоянии достойно воплотить американскую пьесу, то что говорить...


Выглядят герои Вуди Аллена точь-в-точь наши эмигранты с Брайтона первого созыва - безумные парики, кричащие наряды, словом, "все прихоти роскоши". Конечно, профессионализм артистов дает о себе знать - душевно трогают в иные моменты, например, Олег Школьник (Хэл), Анатолий Антонюк (Ховард) и Юрий Невгамонный, сумевший создать образ писателя Макса, во многом созвучный самому Вуди Аллену. Вот ради этих изюминок и стоит посмотреть этих "двух Вуди Алленов в одном". Другой причины, увы, нет.

Мария ГУДЫМА.

ЗАЧЕМ, СКАЖИТЕ, НАМ
ЧУЖИЕ "ПАЛЕСТИНЫ"?

Как уже наверняка заметили читатели, мнения юной журналистки и многоопытного рецензента с театроведческим образованием по поводу воплощения на сцене Русского театра пьес Вуди Аллена весьма схожи. И это не случайно. Автор этих строк, хотя и не питал никаких иллюзий по поводу сих постановок, был все же шокирован прямолинейностью и грубостью текста, что, скорее всего, и в самом деле является следствием некачественного перевода, на что справедливо указала М. Гудыма. Если не знать фильмов Вуди Аллена, которые он ставит исключительно по своим сценариям, то может создаться впечатление, что автор данных пьес - малоодаренный адепт бульварной драматургии (в которой, кстати, есть и свои шедевры), рядом с которым даже упомянутый выше Рей Куни кажется чуть ли не титаном юмора.


В принципе, берясь за пьесы такого автора, театр не мог не прогнозировать неизбежность сравнений. Все-таки наши зрители (по крайней мере, публика премьерных спектаклей) достаточно хорошо ориентируются в искусстве, и уж фильмы-то Вуди Аллена знают не понаслышке. И в специфических чертах его таланта тоже, худо ли бедно, но разбираются. Очевидно, что, имея такой первоисточник, следовало, как минимум, отыскать оригинальный подход к пьесам, который бы оправдывал этот, мягко говоря, странноватый способ пополнения репертуара.

Вот о репертуаре хочется поговорить особо.

Диковинные вещи происходят в нашей русской драме. Театр, коему, казалось бы, даже по названию определена миссия знакомить своих земляков с русской (российской) драматургией, в последнее время почему-то предпочитает выводить на сцену французов, американцев, итальянцев, а вскоре - уже и бразильцев (сейчас готовится спектакль по роману Жоржи Амаду "Капитаны песка", который больше известен у нас по экранизации "Генералы песчаных карьеров"). Из 15 драматургов, чьи пьесы входят в текущий репертуар театра, только трое авторов - Гоголь, Чехов и Шукшин - первостатейные русские драматурги. Русскоязычных же современников (их, впрочем, тоже немного - Дударев, Мардань, Феденев) к ведущим мастерам не отнесешь даже при самом снисходительном к ним отношении. Нежелание же руководства театра принимать к постановке сочинения актуальных российских авторов, на мой взгляд, превращается просто в какую-то манию, хотя среди новинок русской драматургии есть интереснейшие произведения, которые, я уверен, будь они поставлены на одесской сцене, вызвали бы немалый интерес, в том числе и у молодежи.

Ну, ладно, допустим, драматургия братьев Дурненковых или Ярославы Пулинович для нашего театра - терра инкогнита (в том смысле, что не очень понятно, с какого бока к ней подходить). Но, "зачем, скажите, нам чужая Палестина?" (в фигуральном смысле, разумеется), когда есть вечно актуальный Александр Николаевич Островский, без которого афиша русского театра кажется обедненной, есть М. Горький (между прочим, очень и очень сильный автор мирового уровня), есть блистательные (и тоже более чем актуальные) трагикомедии А. Сухово-Кобылина... А сколько богатств можно отыскать и огранить в советской драматургии, если, разумеется, того захотеть? И, если уж на то пошло: почему бы Русскому театру не замахнуться на "солнце наше" - Александра Сергеевича свет Грибоедова, благо, сегодня труппа подобралась такая, что все роли в "Горе от ума" расходятся просто показательно...

К слову, об актерах.

Разве Олег Школьник, вместо того, чтобы в энный раз тиражировать образ старого еврея, не заслужил таких ролей, как Фамусов или Аркашка Счастливцев?

Разве темпераментная красавица Татьяна Коновалова не могла бы стать яркой Софьей или блестящей бесприданницей?

Разве Михаил Дроботов, так неожиданно и трогательно раскрывшийся в "Дядя Ване", не мог бы замечательно сыграть Расплюева или Загорецкого?

Разве...

Но тут я умеряю свой публицистический пыл, поскольку подобных вопросов можно задавать немало, а театр - всего один.

Безусловно, у администрации всегда есть в запасе ответ: а соберут ли зал Грибоедов с Островским? Ведь в театральном деле, помимо творчества, существует еще и такая субстанция как касса, о которой нельзя не думать, тем более, в наше время. Что ж, если как следует "порыскать в закромах" русской драматургии, то можно отыскать и т. н. "хорошо сделанные" (это к вопросу о кассе) пьесы драматургов вроде Вл. Немировича-Данченко, где и без откровенной эротики страсти такие, что мало не покажется даже самым модным авторам наших дней. И потом: пьеса - это всего лишь повод для спектакля. А уж от режиссера зависит, насколько привлекательным для зрителей будет спектакль. (Ведь умеет же Георгий Ковтун раз за разом ставить спектакли, которые вызывают громадный и долгоиграющий интерес). Но для этого нужно приглашать в театр серьезных режиссеров, а не доверять постановку тем, кто не востребован "по месту проживания". Ибо в противном случае нет гарантии, что не появятся в нашей русской драме новые "Большие Яблоки" или "Бродвейские истории". А ведь театр - хочу напомнить - не так давно стал академическим, о чем с гордостью не забывает упоминать его руководство. Между тем, если посмотреть в словарь, то там четко написано: "Академические театры - некоторые государственные театры, за которыми признано значение образцовых". А "образцовый" - согласно тому же словарю - это "такой, что может служить примером, образцом для других, отличный, вполне совершенный".

К рецензируемым спектаклям можно относиться по-разному. Кому- то они, наверняка, нравятся; как говорится, на вкус и цвет... Однако вряд ли они могут служить примером, образцом. Так, может быть, театру стоит вернуться из "чужих Палестин" (тем более, американских) на родную стезю, где и актеры чувствуют себя увереннее?

Ведь идет же "Вий" уже шестой год на аншлагах...

Александр ГАЛЯС.

На фото Олега ВЛАДИМИРСКОГО:

- Геннадий и Юлия Скарга.

- (Слева направо):
Т. Опарина, А. Швец, Л. Коршунова.

- С. Горчинская и О. Школьник.

- В. Жуков.

От редакции. Мы готовы предоставить возможность высказаться и тем, кто имеет иное мнение о новых постановках Pусского театра.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60