Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Рисунок А. КОСТРОМЕНКО

Номер 08 (701)
27.02.2004
НОВОСТИ
Культура
Криминал
Здоровье
Спорт

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 08 (701), 27.02.2004

ГОСТЬЯ ИЗ ДЕТСТВА

В Одесском русском драматическом театре премьера: "ПЕППИ?!.". Это "семейный мюзикл", созданный по мотивам произведений Астрид Линдгрен режиссером-постановщиком Георгием КОВТУНОМ и композитором Евгением ЛАПЕЙКО. С тандемом Ковтун-Лапейко одесская публика уже знакома по блестящему спектаклю – рок-опере "Ромео и Джульетта", идущему в Одесском театре музкомедии.

Имя Астрид Линдгрен и ее героини Пеппилоты знают несколько поколений детишек и их родителей.

Поэтому народ пошел на премьеру, заранее предвкушая удовольствие от красочного зрелища, от парадоксальных забавных взглядов и высказываний Пеппи, от режиссерской изобретательности заслуженного деятеля искусств России, лауреата международных конкурсов Георгия Ковтуна, от уже полюбившейся музыки Евгения Лапейко и от того, что в афишах значилось: "ассистент по пластике Люсьен ЗАСЛАВСКИЙ". Те, кто видел "Ромео и Джульетту", не могли не оценить постановку сценических движений, поединки, буквально акробатические трюки Ромео и т.д..

В последнем отношении Ковтун и Заславский в "Пеппи" превзошли самих себя. Второе отделение – цирк, поражает яркостью красок, атмосферой праздничности и сложностью (пусть даже порой кажущейся, как, скажем, хождение по канату). Надо признать, что второе отделение вообще идет живее и смотрится с большим увлечением, чем первое. Ну, цирк – всегда цирк, с ним трудно соревноваться! А ведь посоревноваться можно было. Пусть не зрелищной яркостью, но чем-то другим, берущим за душу. А вот здесь мне видятся некоторые упущения.

Упущение первое. Не дотягиваются лирические моменты. Нет завершения в сцене с портретом матери. Прелестно звучит ария (романс?) Пеппи в 1 отделении, когда "с неба" к ней спускается образ (портрет) покойной мамы (очень проникновенна, лирична в этой сцене музыка Евгения Лапейко), но нет такой концовки, которая позволила бы внести лирическую ноту в весь спектакль. Сцена прошла и... забылась. Не стала в какой-то мере ключевой для всего спектакля, для образа бесшабашной, но необыкновенно доброй и одинокой девочки.

Второе упущение. В спектакле нет драматизма, нет моментов острых переживаний, без которых спектакль превращается просто в шоу. И если Громила и Блумтух в сцене ночного ограбления не пугают даже маленьких детей, то это еще куда ни шло – они изначально заданы как бандиты-неудачники, а история о том, что Пеппи хотят "упрятать" в детский дом (а он для Пеппи та же тюрьма), должна была бы быть выделена четко, на ней и нужно было строить интригу. Нет опасности – нет и радости избавления от нее...

И еще. Недаром ведь спектакль называется "семейным мюзиклом" (кстати, почему мюзиклом, а не рок-оперой? По насыщенности и звучанию партитуры, по гармониям, по минимизированному разговорному тексту – мне показалось, что "Пеппи" можно было бы с большим успехом называть рок-оперой, но, по большому счету, это дело авторов). Так вот, слово "семейный" свидетельствует о том, что, как уже было сказано, повесть Линдгрен знают, любят и дети, и их родители, и бабушки с дедушками, читавшие ее с удовольствием своим внукам. И помнят ее буквально наизусть. И у всех сложился определенный образ девчонки с задорно торчащими одна вверх, другая вниз косичками, с одним спущенным чулком и рожицей в веснушках (кстати, о веснушках весьма недвусмысленно, вглядываясь в мордашку дочери, говорит папа Эфроим).

И что же? Никаких веснушек! А они необходимы не только потому, что коллективная память поклонников "Пеппи" их запомнила, а папа Эфроим "освежил" эту деталь. Но веснушки придали бы образу Пеппи больше привлекательности и задора. Они бы компенсировали несколько напряженное выражение лица молодой исполнительницы роли Пеппи – Татьяны Коноваловой. Не надо забывать, что на очень способную молодую актрису ложится буквально непомерная нагрузка – она сама поет. Поет нелегкую партию, одновременно не просто двигаясь, а порой исполняя сложнейшие акробатические номера. Коновалова для совершенствования роли научилась и жонглировать, и играть на скрипке, и лазать по канату, и кувыркаться, да еще в одном эпизоде она взваливает себе на плечи Громилу (или Блумтуха – не помню точно). Ничего, кроме похвал, Коновалова не заслуживает. А крупные, яркие, смешные веснушки все же помогли бы завуалировать естественное физическое напряжение.

И совсем уж досадная "мелочь". Та же коллективная память подсказывает название повести Линдгрен: "Пеппи – длинный чулок"! Зачем же разрушать устоявшийся образ – непонятно. На мой вопрос: "Почему в полном порядке оба чулка? Почему второй – по повести спущенный – чулок, символизирующий образ заброшенного ребенка, аккуратно держится параллельно первому?" Ответ был таков: "Опущенный чулок мог помешать акробатике". Простите, не поняла. Так пусть он будет туго скатан, пусть это будет носок, но Пеппи должна оставаться Пеппи – длинный чулок, а не Пеппи – длинные чулки. Эта заданность.

А в целом спектакль, как уже говорилось, красочный, веселый, прелестно играют совсем юные исполнители: Ю. Коровко и А. Цимбалюк (Анни) и О. Кононцева и Е. Погорелов (Томми). Да и взрослые артисты заразились радостным задором этого спектакля.

Елена КОЛТУНОВА.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60