Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж Алексея КОСТРОМЕНКО

Номер 40 (1480)
24.10.2019
НОВОСТИ
Актуальная тема
Острая тема
Правопорядок
Вокруг Света
Культура
Спорт
Мяч в игре
Закулисье
Официально
12-я полоса

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 40 (1480), 24.10.2019

НЕ МЕШАЙ, Я ДЕЛАЮ ИЗ ТЕБЯ МОНСТРА

Очень часто к психологу приходят словно для отпущения грехов.

— Я решил уйти к другой женщине...

— И?

— Правда же, это нормально, и детей этим не удивишь сейчас...

Или.

— Я решила сменить работу, уехать за границу.

— И?

— У меня осталась больная мама. Правда, ведь, что я не обязана с ней сидеть?

Вина — близкая подруга стыда. Это тяжкий груз и неудобное бремя. Вина и стыд прижимают к земле так, что даже осанка со временем выдаёт "вечно виноватого" человека. Испытывая вину, злятся. Испытывая вину, обижаются. Испытывая вину, жалеют. Испытывая вину, ненавидят. Того, из-за кого её, вину, чувствуют.

И вполне естественно, что больше всего людям не нравится чувствовать себя виноватыми. Всячески они пытаются избавиться от этого чувства, но вина не растворяется в воздухе, нет. Вина трансформируется во что-то другое.

"Если Вы для кого-то вдруг стали плохим, значит вы сделали для него слишком много хорошего", — говаривал Лев Толстой.

Грустно и справедливо. Как подтверждение его — великое множество клиентских историй. С одной из которых, с позволения моей клиентки, я собираюсь вас познакомить...

Это была первая консультация в жизни Ирины. Она появилась у меня на пороге ровно за две минуты до начала, и буквально с первой секунды начала открываться.

— Мой муж невыносим. Он ужасный человек! Нет, он не делает ничего такого, не пьёт, как говорится, и не бьёт, не изменяет вроде и дарит дорогие подарки, много работает, хочет купить квартиру побольше, но вот знаете, всё это как-то не по-настоящему. Без любви.

— И?

— И я решила от него уйти.

— И?

— Пришла узнать у вас, может, я не права и уходить не стоит?

— Ира, а вот как вы знаете, что он всё это делает без любви? Что для вас любовь?

Видно, что Ирина никогда об этом не задумывалась. Она неуверенно протягивает:

— Ну, это такоооооое... Не знаю. Это чувствуется.

— Хорошо, а как вы чувствуете, когда вас любят?

— Ну, не знаю... Меньше обнимашек стало, меньше сюрпризов делает, может, он и устаёт, но я чувствую что всё не так.

Перехожу на язык Ирины.

— А раньше всё было так?

— О, да! Всё было идеально.

— Вот вы говорите, что он ужасный и невыносимый. В чём это стало выражаться и после чего?

Я не буду здесь приводить наш долгий разговор. Ирина отказывалась что-либо конкретизировать, всё время пыталась увести меня в сторону. Нет, ничего не произошло. Нет, я не могу объяснить, что в нём появилось ужасного, просто мне с ним стало ужасно и невыносимо.

"Мне стало ужасно и невыносимо".

Я выделила это как тезис и продолжала работать уже от этого. Ирина демонстрировала муки лихорадочной работы мозга, а я их — испытывала на самом деле. Отчаянными жестами Ира изображала тупик и безысходность, но вместе с тем желание разобраться, а потому я не сдавалась, а предложила ей вытянуть наугад любую карту из своей метафорической колоды.

Карты ещё никогда меня не подводили. Когда у человека так сильно включена рационалистическая защита, на помощь приходит арт-терапия, которая очень мягко, бережно, словно играя, вытаскивает самое важное.

Ира вытянула карту, на которой была изображена пара.

— Что вы на ней видите?

— Мужа и жену.

— Кто эти люди? Расскажите о них, пофантазируйте. Что они чувствуют, стоя рядом?

— Мужчина — ничего. А вот женщине очень плохо. Ей невыносимо с этим мужчиной, хочется отойти от него.

— Он к ней плохо относится?

— Нет, но она на него злится. Нет, не злится! Ей стыдно перед ним. Она себя чувствует виноватой, и ей на самом деле хотелось бы провалиться под землю, она на него злится за то, что он такой хороший...

— За что ей перед ним стыдно?

— Она ему изменила. Со своим бывшим. Муж был на очередной операции, а бывший предложил встретиться, он был проездом в городе, просто позвонил. Она согласилась. Они пили кофе, после он позвал её к себе, она пошла как в дурмане... Боже, какая я ужасная!!

Плача, Ира всё говорила и говорила, много и бессвязно. Маска невозмутимости и непонимания таяла на глазах, стекая с её лица множеством слёз.

— Если вы для кого-то стали плохим, значит, много добра было сделано этому человеку, — вспомнилось мне под конец консультации.

Испытывая вину за свой поступок, Ирина почувствовала себя настолько ужасно и невыносимо, и таким непонятным было для неё это состояние, что она решила спроецировать свои чувства на мужа. Сделать из него монстра. Ведь именно в нём, как в зеркале, она видела этого монстра — монстра своей вины.

С Ирой была очень динамичная и интересная работа. Она приходила ещё несколько раз. Сперва она хотела признаться во всём мужу. Затем осознала, что признание — это просто акт передачи ответственности за свой поступок ему, и решила справиться с этим грузом, не обременяя его. Затем она сделала для себя определённые выводы, осознала, какую свою потребность она закрыла этой "ошибкой", прожила ситуацию, отпустила и вернулась к своей прежней жизни — повзрослевшей и, как она выразилась, "поумневшей".

Виктория САНДО, психолог.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60