Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж А. КОСТРОМЕНКО

Номер 43 (788)
04.11.2005
НОВОСТИ
Культура
Город
День календаря
Мужчина и женщина
Детский мир
Закон и общество
Здоровье
Спорт
Вернисаж

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 43 (788), 04.11.2005

СТИХИ О ПАРИЖЕ ИГОРЯ ПОТОЦКОГО

Думается, что в последние годы у известного одесского поэта и писателя Игоря Потоцкого счастливая творческая судьба: одна за другой выходят его книги стихов, прозы, стихи и сказки для детей. Назовем только некоторые из них: повесть "Линия жизни", книги стихов "Талый снег" и "Преодоление", "Сказки еврейского местечка", "Стихи о коте" (издана в Париже тиражом в 20 экземпляров), "Кораблик". Эти книги не оседают полках магазинов; рецензии и отклики на них печатаются не только в Одессе, но и в Киеве, Москве, Иерусалиме, Торонто, Нью-Йорке, передаются по Международному радио Франции. Все они печатаются с рисунками известных художников. Иногда стихи Игоря Потоцкого цитируются. Так, известный питерский музыковед Софья Хентова в своей книге "Пламя Бабьего Яра", опубликованной в Москве и посвященной Тринадцатой симфонии Д. Шостаковича написала: "На Украине, провозгласившей в 1991 году свою государственную независимость, память о Бабьем Яре стала символом протеста против коммунистических идей, а преодоление антисемитизма – признаком освобождения от тоталитарного режима.

В том первом году независимости поэт Игорь Потоцкий публикует небольшую стихотворную поэму "Бабий Яр" с разделом "Плач", содержащим такие строки..." – дальше идет цитата из 17 стихотворных строк.

Совсем недавно издательство "Друк" опубликовало девятнадцатую книгу И. Потоцкого "Стихи о Париже", где не только его стихи, но и их переводы, талантливо выполненные французской писательницей и пианисткой Элизабет Меркс. В своем эссе, предворяющем эту книгу (оно переведено Сергеем Белимовым), она написала: "Эти "Парижские стихи" пропитаны блаженством, окрашенным меланхолией "заштрихованных волнений" между дождем и "разноцветными огнями", одой любви "от аполлинеровских посланий к Лу...", где двое бредут по Парижу ночью, зажигая "двадцать пять свечей ароматных" и "зажимая в горсти все несчастья" с тем, чтобы вновь возродиться в этом городе на "сгоревшей неделе, в которой семь нот, семь пауз" возле Нотр-Дама, который открывает и замыкает эти стихи. В них – вселенная Парижа..."

Парижский цикл Игоря Потоцкого насквозь метафоричен, интонация в нем четко выверена, он очень музыкален. Прислушайтесь, к примеру, к инструментовке этой строфы:

Мы стояли над Сеной степенной,
Где волны озвучиваются постепенно,
Где, словно на сцене, внезапно пена
Вырывается, словно рабыня из плена...

Потоцкому удается избегать внешних красивостей, его стихи спрессованы, напряжены, динамичны и многокрасочны. В его поэтике множество точных метафор и неожиданных аллитераций, внутренних рифм и сравнений: "Мы воскреснем средь улиц парижских и вновь наугад / Будем долго брести, зажимая в горсти все несчастья, – / И туда, где закат и где звезды всю ночь простоят, / а потом опадут, словно листья, в рыбацкие снасти". Это, без сомнения – поэтическая речь мастера, неожиданная, но всегда четкая и ясная. По Пастернаку – в ней – "неслыханная простота".

В "Парижских стихах" Потоцкого нескончаемый поток ассоциаций, поэтому и Сена катит волны наперекор влюбленным сердцам; можно на парижской мостовой закутаться в мечту, как в пальто; холст в мастерской художника Канторовича хранит девичью дерзкую юность; строка поэта Бодлера нанизана на облака – реальность отступает перед воображением, мир становится фантастичней, как и обязано случаться в Париже, увиденном глазами русского поэта – носителя совсем иной культуры, ощущающим себя, застывшим над Сеной, – "и вестником из рая, / и веселым птенцом, и херувимом".

Мне нравится повесть Игоря Потоцкого "Улица Розье", а в этой книге напечатаны белые стихи об этой улице, держащей сердца поэта на своей ладони. Как точны и печальны поэтические зарисовки о клоуне, тяжело опирающемся на палку, о старике, обезумевшем от потока лет... Я себя внезапно поймал на мысли, что эти стихи впрямую перекликаются с овидиевскими "Скорбными элегиями". И выше скорби только творчество – "пробуждение воображения". Менее удачен на мой взгляд цикл "Возле Марны", где есть и явно неудачные строки: "Скрипка тянет скрипичные ноты"; "я окружен музыкой и высокой прозой"... Таких строк поэт Потоцкий не имеет права публиковать. Впрочем, такие неудачи – исключение.

Эта книга без сомнения принесет наслаждение любителям поэзии, только еще мечтающим побывать в Париже. Перед величием Парижа можно растеряться, ощутить себя "нелепым гостем", но это временно, ведь тоска, печаль, сумятица чувств преходящи. И только настоящие стихи живут долго. Этим стихам уже предстоит своя судьба.

Эту книгу украшают великолепные "парижские" рисунки замечательного парижского художника и графика Николая Дронникова, давнего соавтора одесского поэта. А еще спасибо Николаю Макаренко за бескорыстную помощь в издании многих последних книг Игоря Потоцкого.

Виктор ЩЕРБАКОВ.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60