Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж Алексея КОСТРОМЕНКО

Номер 44 (1141)
23.11.2012
НОВОСТИ
Культура
Море
Вперед - в прошлое!
Спрашивайте - отвечаем
История
16-я полоса
Криминал
Спорт

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 44 (1141), 23.11.2012

"ПОЭТЫ ВИНОВАТЫ ВСЕГДА, КАК БАШМАКИ..."

Нельзя сказать, будто в Одессе нынче не издаются поэтические сборники, но читаешь их зачастую по диагонали - тут забавно, тут красивенько, тут вроде неплохо, но после Бродского выглядит вторично... А так, чтобы за душу взяло, откройте сборник стихов Юрия Михайлика "Перемена времён", изданный Всемирным клубом одесситов, и вы обнаружите, что книга эта удивительным образом ставит многое на свои места.


К отъезду Юрия Михайлика в 1993 году Всемирный клуб одесситов выпустил его поэтический сборник "Плюс четырнадцать", эпиграфом к первому стихотворению которого стояли знаменитые строчки Иосифа Бродского: "Если выпало в империи родиться, лучше жить в глухой провинции у моря", а к последнему - не менее известные строки Александра Кушнера: "Времена не выбирают, в них живут и умирают...". В 2001 году клуб издал сборник Михайлика "Край моря", а теперь перед нами - "Перемена времён", в которую вошли и новые, и давно знакомые стихи поэта, ранящие сердце как-то по-новому...

Назад, во времена, когда она, грассируя,

кричит тебе: привет - распахивая дверь

и возникая в ней - не то чтобы красивая -

сияющая вся, как некому теперь.

Там за ее спиной слоистый дым нетающий,

лабораторный спирт, разбавленный на треть,

странноприимный дом, прибежище, пристанище,

как некуда потом, как некуда и впредь.

Там за ее спиной пророчащих и спорящих,

хохочущих в дыму, в единственном дому,

слетевшихся на свет полуночное сборище,

как больше никогда, как больше ни к кому...

Стихотворение "Памяти Ксаны Добролюбской" - признание в неумении, нежелании мириться с потерями, утратой ТОЙ Одессы, которая немыслима без друзей юности, дорогих сердцу реалий, а сердцу Поэта любая утрата стократно больней! Отсюда, вероятно, удивившее многих стремление эмигрировать и не возвращаться сюда даже ненадолго. Иные поэты-диссиденты наезжают в Одессу с завидной регулярностью и с одной и той же старой песней под названием "Как мы не любили Родину". Вот как не любили, так и до сих пор не любят, но палкой не выгонишь почему-то! А с Михайликом вышла совершенно другая история.

Поэты виноваты

всегда, как башмаки,

и в том, что маловаты,

и в том, что велики.

Но как горька свобода

быть вольным башмаком

в стране, где тьма народа

гуляет босиком.

Вместо того, чтобы поносить какие-то советские реалии вкупе с перегибами демократии, он занят переживаниями куда более высокими. Не ведя счет, чего ему на родине недодали, он собирает, как драгоценности, воспоминания о птицах, "что гнездятся на бурых обрывах"; о женщинах, созданных для любви, а не конкурсов красоты ("Уводите красавиц - оставьте моих, некрасивых, - вам вовек не дознаться, какими бывают они"); о тройной ухе, завороженном взоре, декабрьском ветре и прочем, "что всегда не имело цены".

Из тех, кто помнил мой город, остался лишь я один.

А было людей в моем городе словно в банке сардин.

Теперь они где попало - в раю и в чужом краю,

наверно, плавают в масле. И я черт-те где стою.

Эмигрировав в далекую Австралию в начале девяностых, и, соответственно, прекратив заниматься с молодыми талантами в своей поэтической студии, Юрий Николаевич, как теперь видится, Одессу обеднил. Молодежь утратила высокий образец и ориентир, в какой-то момент уж показалось, что нет его - и все разрешено, и можно издавать (за свой, правда, счет, далекий от гамбургского) любую рифмованную чепуху, участвовать и даже побеждать в сомнительного уровня конкурсах, претендуя на титул Короля Поэтов (самим то не смешно?). По принципу "все лучшее - детям" особо стали изощряться откровенные версификаторы, сочиняя детские стихи с поистине жемчужной красоты строками: "А его схватил гепард - это страшный леопард", "На паркете лужица - это песик тужится". Прятать нужно от детей подобные книги, прятать, какими бы яркими рисунками они ни были оформлены... Стоит ли уточнять, что Михайлик писал и пишет на том самом великом, могучем правдивом и свободном русском языке, которым авторам подобных опусов еще надо бы овладеть?!

Да, остались в городе жить и творить Илья Рейдерман, Игорь Потоцкий, Валерий Сухарев, активно заявляют о себе молодые, но место истинного Короля Поэтов Одессы пустует, коль изъята из нашей жизни такая фигура, как Юрий Михайлик. Наверное, присутствие поэта такого уровня является градообразующим фактором! Он в стихах выказывал образованность не теперешнюю, когда достаточно сделать запрос в "Википедию", не держа в голове практически ничего. Слыл авторитетом в первозданном значении этого слова, и вся Одесса прислушивалась к его стихам, опубликованным в газете "Вечерняя Одесса" в ответ на попытку одного и ныне процветающего архитектора (вот уж кого бы отправить в Австралию на вечное поселение!) выкорчевать каштаны на Приморском бульваре и заменить их другими, розовыми, дескать, эти банальны и слишком тесно посажены, что портит вид с моря, и так далее, и тому подобное. А Юрий Николаевич напомнил, что надо бы думать "не о том, как мы с моря выглядим, а о том, как на суше живем". Он протестовал стихами, одесситы своими телами заслоняли каштаны, и тогда победа оказалась за здравым смыслом, погибло лишь несколько деревьев, а зияющие у корней ямы засыпали.

Спасенные тогда каштаны живы и поныне, от этой утраты судьба поэта уберегла, как говорится, хоть одна хорошая новость. Если хотите хорошей поэзии, повторюсь: раскройте новую книгу Юрия Михайлика и убедитесь, что от перемены времён она только выигрывает.

Мария ГУДЫМА.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60