Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж Алексея КОСТРОМЕНКО

Номер 12 (1501)
21.05.2020
НОВОСТИ
Память
Актуальная тема
Проблема
Вокруг Света
Культура
Пять колец
Спорт
История
Официально
12-я полоса

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 12 (1501), 21.05.2020

ЕГО МЫ ВИДЕЛИ И МЫ ЕГО ЗАСТАЛИ

Продолжаем публикацию материалов, посвященных 90-летнему юбилею заслуженного журналиста Украины Михаила РЫБАКА.

С возрастом сужается круг людей, чье мнение для тебя авторитетно. И не только потому, что "иных уж нет, а те далече...". Просто с течением времени и приобретением опыта те, на кого прежде смотрел "снизу вверх", как-то уменьшаются в росте, с ними общаешься уже на равных. Единицы выдерживают такое своеобразное испытание временем.

Вряд ли кого удивлю, если скажу, что сорок лет в журналистике сильно изменили мое отношение к большинству из тех, кто сначала казался недоступным авторитетом. Не коснулось это немногих. Среди этих немногих — Михаил Борисович Рыбак.


В 1990-х, первое десятилетие "Порто-франко", мне довелось готовить с ним не один десяток материалов, часто и подолгу беседовать, могу даже с гордостью сказать, что пользовался его расположением. Потому считаю, что достаточно хорошо знал разные стороны личности Михаила Борисовича. Но никогда, ни единого раза за более чем двадцать лет общения с ним меня не покидало ощущение легендарности этого человека. Да, если есть у одесской журналистики свои легенды, то одна из них — фотокорреспондент Михаил Рыбак.

Что меня всегда восхищало в Михаиле Борисовиче, так это его неугомонность, проистекавшая из феноменального любопытства ко всем жизненным проявлениям и прежде всего к людям. В прекрасной книге шведского репортера Эрика Фихтелиуса "Десять заповедей журналистики" первая "заповедь" гласит: "Работать увлеченно!" Признаюсь откровенно: соблюдать ее крайне сложно.

Ибо — чего греха таить — постоянное общение с людьми (в чем, собственно, и заключается "форма существования" нашей профессии) неизбежно, скажем так, несколько утомляет, заставляет проводить внутреннюю градацию между "существенным" и "второстепенным". Михаила Борисовича это совершенно не касалось. Для него каждое событие, каждый человек, попадавшие в поле его журналистского зрения, становились первостепенными, самыми значимыми, на них он не жалел ни внимания, ни пленки. Может, поэтому у него столько потрясающих кадров!

По злой иронии судьбы, этот неугомонный, вечно наполненный замыслами и планами человек в последние годы своей жизни оказался вынужденно запертым в четырех стенах квартиры. И тут он проявил подлинное мужество, в прямом смысле слова одним пальцем напечатав текст двух книг, в которых соединились талант фотомастера и журналиста. Не могу не сказать о тех, кто в первую очередь поддерживал Михаила Борисовича в его поединке с судьбой, — жене Белле Львовне, сыне, внуках. Они сделали все, чтобы последние годы жизни Михаила Рыбака оказались плодотворными...

Что касается меня, я горжусь тем, что еще при жизни Михаила Борисовича написал по его просьбе предисловие к каталогу одной из выставок Мастера.

ДУША И ОБЪЕКТИВ, или ТАЙНА МИХАИЛА РЫБАКА

Быть фоторепортером, на первый взгляд, не столь уж сложно. Фотоаппараты из предмета роскоши превратились в повседневный атрибут. И нынче буквально каждый может взять в руки аппарат и пойти по городу...


С сыном

Есть, однако, нечто загадочное в том, что из сотен снимков, снятых разными людьми во время одного и того же события, в лучшем случае только несколько могут оказаться пригодными для публикации в газете. Объяснить это словами бывает порой невероятно трудно, хотя на практике зачастую хватает одного взгляда, чтобы определить: этот снимок сделан дилетантом, а этот — мастером фоторепортажа. В чем же тут тайна?

Попробуем разгадать ее на примере Михаила Рыбака — одного из самых ярких и известных одесских фотожурналистов.

Самое простое и самое бессмысленное объяснение — талант. Почему бессмысленное? Да потому что талант — он вроде как от Бога, и тут ничего не попишешь. Между тем божественный промысел и промысел фоторепортера — вещи разного порядка.

Маяковский сравнивал труд поэта с добычей радия:

 

В грамм добыча,

в год труды.

 

Думаю, что Михаил Рыбак с такой формулой (применительно к своему ремеслу) вполне согласился бы. Профессионал-газетчик до мозга костей, за сорок лет ежедневных (!) съемок прекрасно усвоивший, чего именно от него могут ждать пишущие коллеги и редакторы, умеющий безошибочно выбирать нужные лица и ракурсы, он тем не менее сплошь и рядом способен единого снимка ради извести катушку пленки, да еще корпеть до ночи, проявляя, печатая, а затем и выбирая этот самый-самый кадр.

Но одного трудолюбия и опыта маловато, чтобы репортер из фиксатора событий превратился в мастера, создающего образцы художественной ценности.

А. Родченко, один из величайших фотомастеров в истории, сетовал, что фоторепортеры слишком мало снимают "что-то обыкновенное". "Нужно повседневную работу сделать гораздо значительнее, чем снятие всяких торжеств, съездов и т. д., — утверждал он. — Самые обыденные вещи, лица, пейзажи, на которые мы не обращаем никакого внимания, могут быть так засняты, что покажутся нам необычайными и необыкновенно интересными". Не знаю, знаком ли был Михаил Рыбак с этими строками, опубликованными в очень старом журнале, но в своей журналистской практике он этому правилу следовал неукоснительно, добиваясь порой поистине ошеломляющих результатов.


С Юрием Дыновым

Что может быть привычнее для одесситов, чем памятник Пушкину?! Мимо него, виденного-перевиденного, снятого-переснятого, пробегаем, торопясь по своим делам, не обращая внимания даже на экзотические группы туристов. Но М. Рыбак углядел такой ракурс и снял памятник таким образом, что поневоле ловишь себя на мысли: уж не решил ли сам Александр Сергеевич, таинственным образом материализовавшись 190 с лишним лет спустя, попозировать нашему фотографу? И такого рода снимков, "обыкновенных" и необыкновенных, у Михаила Рыбака — множество.

Тем не менее даже всех вышеперечисленных достоинств могло бы и не хватить Михаилу Бенционовичу для того, чтобы стать тем, кем он нынче есть: самым уважаемым и популярным из одесских фотокорреспондентов, своего рода дуайеном наших фотокоров. Потому что есть нечто более значительное, чем профессиональное, техническое умение, трудолюбие, фантазия и даже талант...


В Москву на КВН   

 

А. Швейцер, описывая путешествия Будды по Китаю, привел такой эпизод. Будда увидел крестьянина, который опускался в колодец, зачерпывал воду и поливал свой огород. Удивленный таким примитивным подходом, Будда поинтересовался, почему крестьянин не сделает журавль и не облегчит себе работу? На что крестьянин ответил: "Когда человек начинает пользоваться машиной, то сердце его становится как машина".

Это очень серьезная опасность — омашинивание сердца, особенно в наше время, когда машины-роботы, компьютеры и т. п. начинают вторгаться в святая святых человека — в творческий процесс, нередко и небезуспешно подменяя его суммой технологических приемов. В фотографии эта опасность тем более очевидна, что техническая оснащенность здесь и впрямь невероятна, и от человека теперь требуется просто нажать кнопку, чтобы через несколько секунд появился готовый снимок, да еще и умопомрачительного качества. И есть лишь одно-единственное средство, позволяющее избежать этой опасности, которая нивелирует личностный, творческий подход. Имя этому средству — душа.

Именно душа человека, мастера, художника явственно проглядывает в лучших работах Михаила Рыбака. И вряд ли можно считать случайностью, что он даже в фоторепортерской деятельности, т. е. при фиксации событий, всегда стремится увидеть и запечатлеть лица людей. И эти лица — как знаменитые, прославленные, популярные (а кого только не снимал Михаил Рыбак?!), так и никому не известные, обычные, обыденные — мастерством и душой фотохудожника преображаются в портреты Эпохи...


С мэром Валентином Симоненко

Читатель уже, наверное, обратил внимание, что до сих пор ничего не было сказано о том, что именуется творческой биографией мастера, о его пути в журналистику, об удачах и наградах и т. п. К счастью, коллеги не обошли вниманием М. Б. Рыбака и достаточно подробно освещали в разные годы его успехи на фотоконкурсах и выставках, лауреатские дипломы и награды. К сказанному и написанному ими я могу добавить только одно.

В каждом мало-мальски приметном деле, в каждом мало-мальски приметном городе обязательно есть люди, которые становятся своего рода эталоном, превращаются в легенду. Одной из легенд одесской журналистики давно уже стал фоторепортер, фотокорреспондент, фотомастер, фотохудожник Михаил Бенционович Рыбак. А выше такого признания уже ничего быть не может.

Александр ГАЛЯС.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60