Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж Алексея КОСТРОМЕНКО

Номер 37 (1183)
4.10.2013
НОВОСТИ
События
Культура
Образование
Вперед - в прошлое!
Спрашивайте - отвечаем
Дела и люди
16-я полоса
Криминал
Спорт
Баскетбол

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 37 (1183), 4.10.2013

Театральный писатель и критик Олег ВЕРГЕЛИС:

"ХВАТИТ НЫТЬ!
РЯДОМ С ПЛОХИМ В ИСКУССТВЕ ЕСТЬ И ХОРОШЕЕ"

Формальный статус Олега Вергелиса - заведующий отделом культуры Всеукраинского еженедельника "Зеркало недели. Украина", член Национального Шевченковского комитета, лауреат всеукраинской и международных литературных премий. Неформально же он считается лучшим театральным писателем и критиком Украины. С точки зрения авторов этих строк - не только Украины. Сей неформальный статус подтвердила и книга О. Вергелиса "Билет на вчерашний спектакль" (издательство "Laurus"), презентация которой прошла на одесской книжной ярмарке "Зеленая волна- 2013". Тогда же и состоялся наш разговор о некоторых аспектах современного театрального искусства. Впрочем, не только театрального и не только искусства.


- В последние десятилетия стало модным сетовать, будто бы театр в Украине находится в состоянии упадка. У Чехова есть фраза, мол, средний уровень повысился, но ярких дарований стало меньше. Сейчас и яркие дарования не слишком заметны, и средний уровень не сказать, чтобы повышается. Есть ли в такой ситуации место для оптимизма?

- Театр - даже в самые яркие периоды расцвета этого искусства - ругали всегда. Это искусство сиюминутное. И каждая минута, каждый миг отражает ту или иную эмоцию. Да, соглашусь, есть много тревожных тенденций в современном театре. Но и принцип контраста еще никто не отменял. Поэтому я никогда не выступал в роли нытика. Это было бы как-то по-школярски. Старался всегда увидеть не только тревожное, но и обнадеживающее. И потом, нельзя же сравнивать ситуацию в театральной провинции (где действительно заметен процесс одичания) с театральной атмосферой в столице. Здесь играет роль хотя бы количественный фактор - больше выбора, есть возможность маневра.

На мой вкус, данный виток театра заметно подвержен заболеванию жесточайшим цинизмом. Кое что в этом плане мы перенимаем из европейского театра, где рацио и жесткая форма часто преобладают над смыслом и чувственностью. Кое в каких грехах мы преуспели и сами. Поскольку наблюдаем преобладание в театре бизнеса, коррупции, семейственности - над идеализмом. Извините, над святой верой в химеру, чем, в общем-то, и является искусство театра. Эдакий идеализм, высокая и добродушная наивность - это должно быть в художнике. Без этого его сценическое произведение потеряет способность "легко дышать". И все превратится, как это часто бывает, в чистую театральную бизнес-схему.

Но тут можно сетовать и вздыхать, а ничего не изменишь. Новое время диктует новые законы - и в обществе, и в театре. Вот обратите внимание: незаметно испарилась из нашей жизни формула "любимый актер". Есть кассовые, скандальные, сериальные, тусовочные, медийные - как бы актеры. А любимых все меньше. Пальцев одной руки хватит, чтобы я их вам перечислил из числа ныне активно работающих.

С другой стороны, многие из этих медийных и сериальных демонстративно зрителей своих не любят... Так откуда же взяться взаимности?

Недавно ушел в мир иной блестящий кинорежиссер Алексей Балабанов. Судя по его картинам, его диалог с действительностью был напряженным, злым, беспощадным. Но опять-таки, многое в этом его диалоге шло именно через любовь.

Или... Вижу на сцене "Ленкома" относительно молодого актера Антона Шагина в спектакле "Пер Гюнт". Нетусовочный и как бы немедийный персонаж. Но... играет восхитительно. Видно, как любит свое дело. А когда я обнаружил, что он еще и стихи пишет, чем-то напоминающие стилистику юной Ники Турбиной, то этот актер сразу вырос в моих глазах. Потому что это идеалист. Творческий человек. В конце киевского театрального сезона я в который раз пришел на спектакль нашей Русской драмы - "Деревья умирают стоя". В нем свою единственную роль играет Валерия Заклунная. Значительная актриса, которую вы сегодня не увидите ни на каких тусовках. Но на сцене она наполнена. Видно, что это большой мастер. За ее образом так и считывается старая школа- студия МХТ. Вот эти люди - мои. Неразменивающиеся. Не семенящие в глянце. Напряженно думающие - и в жизни, и в искусстве. Таков Евгений Миронов, мастер, не впускающий в свою жизнь никакую вопиющую пошлость, осуществляющий всегда точный выбор ролей и режиссеров. Такова великая Татьяна Доронина, которая свою последнюю роль сыграла еще десять лет назад - это Васса Железнова, но, может быть, ей и не надо новых ролей, поскольку каждый прежний ее образ ежевечерне играется на сцене Художественного театра как будто в первый раз.

В киевской театральной среде эдакими добрыми и умными творческими "идеалистами" можно считать режиссера и актера Сашу Крыжановского, который мужественно держит свой маленький Театр на Печерске, ограждая его от суеты и бульварщины. Естественно, таков и Виталий Малахов, которого уже десять лет обманывают с новым театральным зданием, а он молчаливо трудится, несет свой крест и верует. Таков Эдуард Митницкий, худрук нашего "левобережного" театра, "Три сестры" которого всегда возвращают мне веру в то, что психологический театр нельзя уничтожить. А однажды мы ехали с одного фестиваля, где были в составе жюри, с режиссером Андреем Билоусом (сегодня он возглавляет в Киеве Молодой театр) и целый час проговорили - не о гонорарах или закулисных проблемах, а о статьях Льва Толстого, посвященных искусству, его отношению к Шекспиру. О чем это говорит? Только о том, что и этот человек - подлинный в нашем театре.

- Олег, и в то же время не все достойные в нашем театре и кино по достоинству награждены государственными званиями. Хотя "заслуженных" и "народных" уже так много развелось...

- Ну, естественно, коль эти звания без разбора дают шансонье за исполнение песен с матюками, то это только деморализует людей творческих, сбивает им настрой что-либо делать дальше. Некоторое время назад эти звания распределялись гораздо честнее. Вопиющих примеров последнего времени невозможно было представить. Вот вообразите, один из лучших режиссеров Украины, которому скоро стукнет 50, Дмитрий Богомазов (он, кстати, ставил в Одессе) не имеет не то что звания, даже почетной грамоты с Лениным на обложке. И только потому что это скромный талантливый труженик. Не карьерист, а режиссер. Хотите узнать, кто у нас карьерист? Посмотрите, у кого больше всех званий и госнаград. К счастью, Шевченковский комитет в этом году все- таки по достоинству оценил творчество Богомазова, и я надеюсь, что у него будет новый виток творческих поисков.

Собственно, в этих званиях нет ничего плохого. Для одних это возможность попасть в больницу "Феофания", для других - повод украсить визитку. Просто обидно, что раздачу званий превратили в торг...

- Кстати, а вам в чем-то помогает государственное звание - заслуженный журналист Украины?

- Оно мне и не помогает, и не мешает. Есть и есть. Разве какое-то звание поможет мне найти нужную интонацию в тексте, найти оригинальную тему для книги или статьи? Найти эффектный образ для фельетона?

- Вы не один раз объяснялись в любви замечательным актерам прошлого. Им посвятили книгу. Только ведь театр - искусство сиюминутное. Спектакль - он здесь и сейчас. И даже видеозапись не сможет дать о нем впоследствии адекватного представления. И тогда как верить в то, что Щепкин или Ермолова гении?

- А верить нужно. Потому что театр - это легенда, миф, апокриф, даже свято сохраненная сплетня, как когда-то говорили в Художественном театре. Это то, что передается из уст в уста. Вас же не удивляет, что в этих легендах, например, драматург Софронов - карьерист и партфункционер, и эта легенда не обманывает, поскольку можно посмотреть его тексты и ужаснуться. А можно посмотреть в документальном фильме Сергея Параджанова фрагменты из разных ролей Натальи Ужвий в русском классическом репертуаре - и отпадут все сомнения: это была большая актриса, что бы о ней не говорили и в чем бы ее не обвиняли.

- А почему, на ваш взгляд, такое количество легенд и мифов создано как раз во времена, когда довлела цензура? Сейчас ставь что хочешь, а разве много легенд возникло за последние два десятилетия?

- Смею утверждать, что все-таки статус "легенды" - это приоритет людей исключительно талантливых. Таких, как великий Ступка. Он был при жизни легендой. И заходя к нему в кабинет, я говорил "Здравствуйте, легенда!", а он отвечал: "Здравствуй, быль!"

В раскладах тоталитарного общества, как это ни странно, искусство театра все-таки было в числе приоритетных для государства. Да, были диктат, прессинг, госзаказ, чудовищные репрессии. Но рядом с этим какая-то непостижимая для меня способность государственной театральной машины осуществлять качественную творческую сценическую селекцию. Все знали, есть гений Эфрос, а есть средний режиссер Дунаев. Так и жили. Немирович-Данченко проигрывал в Европе в казино неимоверные суммы, а Сталин, пряча в усах ухмылку, покрывал его долги, поддерживал театр, посещал спектакли регулярно. Парадокс?

Ну как-то же так получилось в советское время, что великая актриса Доронина, не панибратствуя с разными режиссерами, смогла сыграть и достойные роли, и занять место в русском театре, которое уже не займет никто. И когда я сейчас слышу словосочетание "прима МХТ Марина Зудина", то у меня начинается гомерический хохот... Потому что подлинная прима работает на другой улице. И в другом здании. А там работают сериальные фантомы.

Сегодня же властные ветви Украины довольствуются лишь знанием о трех национальных театрах в центре Киева, выделяют на них бешеные деньги. И, кажется, им этого достаточно! Нет серьезного внимания к проблемам регионального театра, студийного движения. С другой стороны, у нас начинают "ксерокопировать" какой-то чужой сомнительный опыт. Говорят: наша цель - европейский театр. Стоп-стоп-стоп! А как это можно воссоздать в наших условиях? Если европейский театр в моем понимании - это система художественных координат, которую представляют конкретные крупные художники - Кастелуччи, Варликовский, Остермайер... Это что ж, мы должны копировать и воровать их находки? Таким образом развивая здесь европейский театр? Наш театр станет европейским тогда, когда другому миру будет интересна его самость, его оригинальность, его авторский поиск, ни на что не похожий, его этническое, почвенное начало. А когда сцену затаривают дорогими экранами и говорят, что мы уже создали европейский театр, то даже комментарии на эту тему излишни. Вот Жолдак, например, талантливый и авантюрный человек. Он переболел экранами, ксероксами. И в последнее время все-таки выстраивает какой-то свой авторский оригинальный театр.

Поэтому, возвращаясь к началу нашего разговора, замечу следующее... Все-таки не должно быть тотального пессимизма, покуда есть и молодые идеалисты, и почтенные мастера. И покуда в нашей с вами жизни есть место подвига таких художников, как Додин, Туминас, Женовач, то не иссякнет потребность писать о театре, верить в него, превращаться в идеалиста, когда ты месяц не можешь вытравить из памяти туминасовского "Евгения Онегина".

Беседу вели
Александр ГАЛЯС
и Мария ГУДЫМА.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

По вопросам приобретения книг звоните по тел.: 649-656, 649-660